Команданте Андреев

Курсант-Андреев

Астрологи и священнослужители разных вероисповеданий уверяют, что имя человека напрямую влияет на его судьбу. Каждому имени приписывают определенные качества и черты характера человека, его носящего. Но имя этого человека — Малесталь — не найдешь в канонических сборниках имен. В революционное время было нормой отходить от общепринятых принципов и называть детей необычными именами. Например, девочек называли Октябринами. В последующем имена придумывали в зависимости от политической ситуации в стране. Так вот, имя Малесталь — производное от Маркс, Ленин, Сталин.

Согласитесь — звучит необычно. Соответственно необычно сложилась и судьба этого человека.

Малесталь Михайлович Андреев родился 29 октября 1935 года в городе Славограде Алтайского края в семье железнодорожников. После окончания школы поступил в Череповецкое общевойсковое училище. Там был сформирован взвод Главного разведывательного управления Министерства обороны СССР. ГРУ было кузницей по подготовке разведчиков, диверсантов и бойцов различных спецподразделений. Отбор в училищах был очень жёстким, требовались разносторонне развитые люди, способные к изучению иностранных языков.

Параллельно с ГРУ в войсках проводили набор в школы КГБ. У них были аналогичные структуры, но оба ведомства конкурировали между собой. Об обмене информацией и взаимодействии не могло быть и речи. Зато благодаря этой конкуренции высшее руководство государства могло получать более качественную аналитику из различных источников и соответственно принимать решения.

Я невольно припоминаю свой первый курс в Харьковском танковом училище. В один из выходных дней наш взвод, в котором не было харьковчан, построили и повели в город, ничего не объясняя. По возвращении нас по одному вызывали в канцелярию роты, где находился незнакомый капитан с общевойсковыми эмблемами. Вопросы, которые он задавал, как я позже понял, позволяли ему определить наблюдательных и обладающих визуальной памятью людей. Например, нужно было вспомнить название кинотеатра, возле которого проходили, названия фильмов на афишах и даже время киносеансов. Затем следовали другие вопросы, в основном на наблюдательность. Таким образом, из роты в сто десять человек выделили семь. Только потом нам объявили, что производится набор в школу КГБ.

После этого с нами провели собеседование, на котором подчеркивалась почетная роль службы в Комитете. Я — сын военнослужащего, и во время службы отца в различных гарнизонах не понаслышке знал о роли особого отдела. Общевойсковые офицеры в войсках называли контрразведчиков «слухачами». Роль особистов в полках заключалась в выявлении антисоветских настроений среди военнослужащих и членов их семей.

Правда, кроме подготовки контрразведчиков, в школах КГБ были и более престижные факультеты, например, внешней разведки. Но так как я не имел сильной тяги к изучению иностранных языков, то понимал, что вероятность попасть на этот факультет была минимальной. А посему, под предлогом семейной преемственности службы в танковых войсках, я отказался от перемен в своей судьбе. Уехали из Харькова в Свердловск только двое из тех семи кандидатов, что были отобраны.

Попав во взвод ГРУ, курсант Малесталь Андреев дал подписку о неразглашении информации об его подготовке и службе. За пять лет он изучил английский, немецкий, французский, португальский языки. А кроме этого — язык африканского племени банту, проживающего на территории Анголы — тогдашней колонии Португалии. Этот взвод таскали по всему Союзу, чтобы дать курсантам разностороннюю военную подготовку. По пять — шесть месяцев они находились в профильных военных училищах — инженерно-сапёрных, артиллерийских, танковых, десантных, автомобильных, чтобы постичь боевую подготовку жизненно необходимых для них специальностей.

В начале 60-х годов старший лейтенант Андреев проходил службу в Группе советских войск в Германии. В это время произошло историческое событие: ООН приняла решение, согласно которому государства-колонизаторы обязаны были освободить подневольные народы. Этому решению подчинились все — Англия, Испания, Германия. Все, кроме Португалии. Оторваться от несметных природных богатств Анголы — нефти, алмазов, опалов, титановых руд, кофе, сахарного тростника — латифундисты, хозяйничавшие там с XV века, не хотели никак.

Тогда ООН обратилась к государствам-участникам с призывом оказать помощь Анголе в её освободительном движении. Нашего старшего лейтенанта срочно отозвали в Москву, где формировали группу из 36 десантников (читай — диверсантов). Предпочтение было отдано высадке с воздуха, так как хорошо укреплённое побережье контролировали португальские войска. Задача — высадиться с воздуха на гору Моно (2610 метров над уровнем моря), связаться с руководством МПЛА (Народное движение за освобождение Анголы — Партия труда) и помочь ему в организации вооруженной борьбы с колонизаторами.

При высадке десанта с воздуха многого с собой не возьмешь: стрелковое оружие, боеприпасы, сухой паек на пару-тройку дней — и все! И военные не зря называют прыжок с парашютом не иначе как: «привязать жизнь к тряпке». Ведь боевой парашют — не спортивный. Скорость падения должна быть, с одной стороны, как можно большей, чтобы обезопасить себя от огня противника с земли, с другой же — достаточно безопасной, чтобы не разбиться о землю.

Высадка десанта произошла в декабре 1961 года. При десантировании не удалось избежать огневого контакта с противником. Был убит в воздухе связист, прострелена радиостанция. Группа осталась без связи. Она даже не смогла доложить о высадке. Но, тем не менее, десантники нашли штаб МПЛА и начали работу. В селениях организовывали отряды самообороны (читай — партизанские отряды). У местных племен из оружия были только луки. Чтобы вооружить отряды, по ночам нападали на опорные пункты португальской армии и латифундии, а затем обучали местных обращаться с трофейным оружием. Таким образом, зона действия группы расширялась, бойцы в отрядах получали боевой опыт.

Почти год группа работала без связи с Союзом и какой-либо помощи. В конце концов, Андреева было решено отправить на Родину для восстановления связи. С помощью МПЛА его удалось вывезти на побережье и посадить на французский корабль в качестве матроса. Через пару месяцев Андреев в Москве докладывал обстановку.

К слову сказать, на просьбу ООН откликнулись США, Франция, Китай, Германия. А через два года в Анголе остались только СССР и Китай. Тяжелые климатические условия, тропические болезни и неумение находить общий язык с местным населением выдавили из Анголы всех, кроме русских и китайцев…

На основании доклада Андреева для помощи ангольскому народу снарядили три транспорта, которые морским путем отправили к берегам Африки. Но была одна проблема: португальцы хорошо охраняли побережье. При разгрузке транспортов для МПЛА из других дружественных стран использовали лодки и плоты, то есть — транспорт ставили на рейде в трех-четырех километрах от берега, лодки и плоты подходили к нему, забирали груз и отправлялись к берегу. Вот в этот момент и подходили португальские военные катера, в упор расстреливая переправщиков. Поэтому старший лейтенант Андреев предложил дать для усиления танковую роту плавающих танков ПТ-76. Кроме продовольствия, боеприпасов и топлива, на борту транспортов было установлено и новое оружие, недавно поставленное на вооружение СА — РПГ-2 (ручной противотанковый гранатомёт), который и до сих пор используют в военных конфликтах в странах Азии и Африки. Этот гранатомёт можно было использовать не только для поражения бронированных целей, он имел и осколочный боеприпас для поражения живой силы противника.

При подходе кораблей к побережью португальцы действовали по старой, отработанной и надежной схеме. Но когда навстречу катерам пошли плавающие танки и стали их расстреливать из 76-миллиметровых пушек — это был настоящий шок для команд катеров, вооруженных только лишь крупнокалиберными пулеметами. Не ушел ни один катер, подошедший на дальность стрельбы пушек. Русские танкисты после боя шутили: первый раз в истории войн танкисты победили моряков в морском бою! Эти 10 танков сыграли в будущем решающую роль в захвате инициативы в войне ангольского народа с колонизаторами.

РПГ-2 также сыграли важную роль в освободительной борьбе. После соответствующего обучения Андреев организовывал нападения на опорные пункты португальцев. Были случаи, когда после обстрела из трех-четырех гранатомётов португальские гарнизоны сдавались без боя. Им казалось, что у повстанцев вдруг появилась артиллерия. А для того, чтобы кормить и содержать постоянно пополняющуюся армию, Андреев организовывал даже нападения на государственные банки. Часть этих денег использовали для вербовки агентов в вооруженных силах Португалии.

В 1963 году руководство МПЛА назначило Андреева «команданте» (командующим армией). Оставшиеся к тому времени в живых офицеры, прибывшие вместе с ним, были распределены по провинциям в качестве командиров соединений. Португальцы под напором партизан сдавали деревню за деревней, селение за селением. Повстанцы все ближе подходили к столице страны Луанде.

В 1966 году в одном из боев Андреев получил пулю от снайпера. Его, очевидно, выдали блики от бинокля. Снайпер целился в голову, но попал под ключицу. Истекающего кровью командующего ангольцы на носилках пытались вынести с поля боя. Португальцы обнаружили скопление бойцов вокруг Андреева и открыли минометный обстрел. Одна из мин упала в трех метрах от носилок, которые ангольцы поставили на землю, прежде чем залечь. Всех бойцов искромсало осколками насмерть. Андреев, кроме тяжелой контузии, тоже получил минометный осколок — в левую часть головы.

После боя его всё-таки нашли под трупами. Перевязав и заштопав, что можно, полуживого, потерявшего полностью память командарма с сопровождающим бойцом отправили через Заир в СССР.

В Киншасе, при загрузке в самолет, сопровождающего не взяли на борт, ссылаясь на перегрузку. В суете тот забыл передать летчикам документы командарма. Вот так и получилось, что по прибытии в Ленинград никто не смог ответить врачам из военно-медицинской академии, кого именно доставили из Заира. Пережив несколько сложных операций, раненый стал в бреду разговаривать то на французском, то на португальском языках. В медицинских документах, в графе «фамилия, имя, отчество» указали — мистер «Х». Пациента перевезли в Москву, приставили человека из КГБ, и нашим героем занялись психиатры. Понемногу он стал разговаривать на родном языке, учился заново писать, читать. Затем санаторий — курорт Боровиха в Казахстане. Там впервые мелькнуло в мозгу его прошлое — длинный барак, железнодорожная станция, степь и несколько водонапорных башен. Потом начали выясняться некоторые другие подробности.

В конце концов, Андреева привезли на небольшую железнодорожную станцию возле Талды-Кургана. Малесталь узнал крыльцо барака, в котором жила его семья в эвакуации во время Великой Отечественной войны. Соседи его, конечно, не узнали, но вспомнили семью, проживавшую тогда в этом бараке. Остальное было «делом техники». Семью нашли в Череповце, привезли в Боровиху. Врачи и люди из КГБ внимательно наблюдали, как отреагирует пациент на встречу.

Реакция пациента не соответствовала ожиданиям комиссии — он не узнал родителей. Но был и положительный момент — пока Малесталь общался с родителями и проблески воспоминаний начали посещать его, КГБ установило личность офицера ГРУ. Через полгода его принял министр обороны — маршал Малиновский. Результат — за семь лет наш старший лейтенант стал майором Советской Армии (в армии Анголы командарм — должность генеральская). За заслуги и участие в боевых действиях — орден Ленина, ордена Боевого Красного Знамени и Красной Звезды, которые были вручены тут же. Но ещё был и приятный материальный сюрприз — автомобиль «Волга» и…сто тысяч рублей.

Считаю, что это был образец хорошего отношения государства к своим воинам. Для сравнения можно вспомнить об Афганской войне. За смерть офицера близким выплачивали четыре тысячи рублей, а жизнь солдатская «стоила» вдвое дешевле — две тысячи рублей. Страховка за бойца в США, к слову, — сто пятьдесят тысяч долларов. Остальное додумывайте сами.

Впоследствии, после всех передряг майор Андреев продолжил службу в Прикарпатском военном округе. Вышел в оставку, поселился в Ужгороде, где проходил реабилитацию благодаря усилиям врача Александра Сабинина и его прекрасному отделению кардиореанимации в областном центре.

Почему вы не знали ранее о Малестале Андрееве?

Вернитесь к началу публикации — в свое время Малесталь Михайлович давал подписку «о неразглашении». И целых полвека обязан был «шифроваться»…

Иван Шкиря, подполковник запаса

 Майор-Андреев

На фото:
Курсант Малесталь Андреев на занятиях;
После всех передряг майор Андреев продолжил службу в ПрикВО

Читайте также: