Памяти Павла Баулина

pamyatibaulina1

П.Б.Баулин выступает в День памяти Пушкина возле памятника А.С.Пушкину в Киеве; справа — поэтесса А.В.Потапова, президент Всеукраинского национального культурно-просветительского общества «Русское собрание»

Павел Борисович Баулин (23 ноября 1948, г. Горький — 7 июня 2015, г. Запорожье) — известный поэт, публицист, политик и общественный деятель. Ценители поэзии знают его как автора семи стихотворных сборников, получивших высокую оценку со стороны литературных критиков. Будучи руководителем Запорожского областного литературного объединения, для многих своих младших по возрасту коллег он стал заботливым другом и наставником. Как яркий, самобытный публицист Павел Баулин раскрылся на страницах запорожской областной прессы, в дальнейшем публиковал свои материалы во многих республиканских изданиях. В 2002-2004 годах занимал пост шеф-редактора всеукраинской газеты «Русская Правда», в 2012-2014 годах — редактора литературного приложения к ней «Живое Слово».

ШЕСТОЕ ЧУВСТВО

Что согреет меня?
Только снег,
только лед безымянного года.
Что загубит меня?
Пьяный смех,
горький смех под крылом недорода.
Алчный люд!
Не бунтарь и не шут,
промотавший, предавший святыни,
чуешь,
дьяволу славу поют
даже ветры родимой пустыни?

РАСПЛАТА

Ледяные костры тоски,
Суховеи скупой печали,
Увядающие родники —
не казнили меня, молчали.
Небо немо сухой грозой,
Ночь кольнула грязной слезой.
Но — ни звука в слепой пустыне!
Лишь пригрезился страшный хрип
Стая птиц или стая рыб
задыхалась в рассветной тине.
О, как хищно взбирался мох
на костра ледяное тело!
Я-то знаю, за что оглох.
Но за что Земля онемела?

ПЕРЕХОД

Посох вечерний,
Путник ночной,
Утренний трепет
Дали степной.

Поздние тени,
Раненый свет.
— Где ты, родимый?
— Нет меня… нет.

Пыль не осела,
Свежи следы.
— Где ты, родимый?
— В капле воды,

В гордой травинке,
В горькой звезде,
В посохе вещем,
Здесь и нигде,

В облачке божьем,
В брызге огня…
— Где ты, родимый?
— Нету меня.

* * *

Всё мимо —
и любовь, и грезы.
Есть кров,
да холоден очаг.
Все меньше чувств,
все больше позы
в твоих делах,
в твоих речах.
Заемных шуточек бряцанье,
искусных слезок мишура.
И патетичность восклицанья:
ах, наша жизнь — игра, игра!..
И отступление — хоть не сразу —
в свой листопад (по зеленям!),
к отрепетированным фразам,
к отрежиссированным дням.
Но в жизни
и на сцене мглистой
досаду вызовет, не боль,
претенциозного артиста
неподдающаяся роль!
Не скажешь ты, что карты биты,
не выдашь горечи и зла.
Но черным — с умыслом — покрыты
в твоей квартире зеркала!
Когда ж, отчаяньем влекомый,
защитный креп
срываешь ты,
кривляка злой и незнакомый
глядит из мутной пустоты.

Читайте также: