Павел Баулин: Я — камень!

Baulin

Камень рушиться может, но он никогда не гнётся.
Даст стихиям отпор,
даст укрытие путнику и ночлег.
В этом — русский обычай,
его я вбирал годами
через соки земные,
через травы тысячелетние
и спешащие вдаль пути.
И теперь говорю:
— Грядущее! Положи меня в свой фундамент.
Не найти опоры надёжнее,
да и преданней — не найти.

Русский обычай

Я — камень!
Не драгоценный и даже не полу…
Слишком громоздкий и серый
для золотых оправ.
Я — камень!
Проросший в диком российском поле,
средь тысячелетних, нетронутых трав.

Целясь мне в сердце,
чужие ветры, как псы, визжали,
Но пулями сплющенными осыпАлись
вокруг меня.
Я в ряд становился
со сварными стальными «ежами»,
чтоб не прошла здесь ни чёрная сила,
ни крупповская броня!

Молнии вешние
на плечах моих вили гнёзда.
Бил мне в грудь кипяток
страстных апрельских рек…
Камень рушиться может, но он никогда
не гнётся.
Даст стихиям отпор,
даст укрытие путнику и ночлег.

В этом — русский обычай,
его я вбирал годами
через соки земные,
через травы тысячелетние
и спешащие вдаль пути.
И теперь говорю:
— Грядущее! Положи меня
в свой фундамент.
Не найти опоры надёжнее,
да и преданней — не найти.

 

Читайте также: