Живое слово. Павел Баулин

Баулин-Павел

СОН ГРЕШНИКА

                             Грех есть болезнь души.
                             Грех есть корень смерти.
                                      Иоанн Златоуст

Когда июль допотопно вьюжен,
когда искусство равно рублю,
вскричу: «За что?
Мне никто не нужен!»
И мир прокляну: «Никого не люблю!»
За что мне снятся пустые фляги
и флаги,
сотканные из темноты?
(Стекает колко крупица влаги
по злому крылу заводной мечты).
И крохи, и крахи
стальных империй,
и доски почета,
и доски икон…
За что мне снятся горящие двери
и долго
парящий над миром балкон?
Но молнии кнут беззастенчив и душен,
и спринтеры-стрелки рванули к нулю.
Товарищ печали, никто мне не нужен!
Любимая тьмы, никого не люблю!
Восходят два солнца. Одно золотое,
второе — черней, чем кладбищенский стон.
Мы сами восславили солнце второе!
О, Господи! Если бы это был сон.
Успеть бы проснуться,
успеть поверить:
арбузное утро течет под уклон…
Сгорают чугунные мертвые двери,
парит быстрокрылый бетонный балкон.

                                                                 1988

ПРОВИНЦИЯ. 1989

На ступенях нищенка сидела.
Время пик. Подземный переход.
Мимо — тек по делу и без дела
хмурый, озадаченный народ.
Нэпман-жук, потеющий во благо
родины и сумрачных идей,
нищенку прогнал: «А ну-ка, баба,
не смущай убогостью людей».
Бросив пятаки на дно кручины,
шла державы странной сирота.
Сыто мчали черные машины
седоков на праздник живота.
Ждал народ смиренно и устало,
«Чайки» шли, не сбрасывая газ.
Яркий лозунг нищенка читала
о единстве партии и масс.
Горький смог мерцал и колебался.
И сквозь эту городскую гарь
нищенке с портрета улыбался
добрый Генеральный секретарь.

КРЫЛЬЯ

— Эти крылья мои, прочь с дороги! —
он вскричал. Но погасла свеча.
И услышал он голос нестрогий:
«Эти крылья — с чужого плеча».
— Ах, с чужого… — сказал он устало.
Взял топор, поплевал на восток.
Жадно крылья рубил, но упало
в землю перышко — вышел росток.
Стебля два — на две стороны света —
заострялись, белели, росли…
Человек изумился:
— Так это —
крылья! — Выдернул их из земли.
— Эти крылья мои по закону! —
он вскричал. Но погасла свеча.
И услышал он голос знакомый:
«Эти крылья — с чужого плеча».
— Как с чужого?
Да я же их первый…
«Не твои они». — был приговор.
Крылья сжег. Правда, несколько
перьев
он зачем-то хранит до сих пор.

ИСКУШЕНИЕ

Фальшивого неба квадрат.
Устало-смиренна округа.
— Кого дожидаешься, брат?
— Жду друга.
Миражно трепещет закат.
Отмерены дали и сроки.
— Напрасно надеешься, брат.
Уж вечность, как мы одиноки.
— Не верю. Лети себе прочь,
Наемница адова круга!
— Пойдем. Подбирается ночь.
— Я жду, тебе сказано, друга!
— Не стоит упорствовать, брат.
— Оставь меня, дьявол, в покое!
— Ну, что же. Ты сам виноват…
Земля. Одиночество. Двое.

Читайте также: