«Перед вами громада — русский язык!»

Русский-язык

Ни для кого не секрет, что на Украине в весьма определенных смыслах с русским языком есть проблемы. И они — двоякого характера. С одной стороны — политика, направленная на ущемление и выдавливание русского языка как стержневого культурообразующего фактора из всех сфер жизнедеятельности общества и функционирования государства, а по простому сказать — из жизни людей, включая и тех, кому русский — родной от дедов-прадедов.

Характер другой проблемы кажется менее «обостренным», но он, по последствиям, не менее опасен для русского языка, а значит и для его носителей. Эта грандиозная проблема четко обозначена была еще Николаем Васильевичем Гоголем, нашим земляком и соотечественником, более ста пятидесяти лет назад в следующих словах: «Посреди чужеземной жизни нашего общества, так мало свойственной духу земли и народа, извращается прямое, истинное значенье коренных русских слов: одним приписывается другой смысл, другие позабываются вовсе…» И, заметим, за сто шестьдесят пять лет, а именно столько прошло с того часа, когда Гоголь отошел в иной мир, ничего ведь не изменилось к лучшему, но только продолжает падать в темноту невежества, в пропасть разкультуривания.

И в это самое время следует не забывать, и самое время напомнить, что значение русского языка было, есть, и останется незыблемым фундаментом не только общерусской цивилизации, но и всего лучшего, что было и осталось в культуре Украины, учитывая тот неоспоримый факт, что русский язык (не «российский», как неверно переводят украинцы слово русский, а именно русский, руський), имеющий прямое отношение к понятию и явлению Русь, лежит в основании всей той части нашего бытия, которая, по Гоголю, свойственна духу земли и народа.

Сергей Проваторов

В разное время деятели русской, российской и мировой культуры с неизменным восхищением отзывались о русском языке. Его богатство и выразительность мало кого оставляли равнодушным. Конечно, чтобы оценить всю красоту русского слова, лучше всего иметь возможность сравнить его с другими языками. Но можно обойтись и без этого: достаточно вспомнить, возникали ли у вас когда-нибудь затруднения в формировании нужного высказывания с необходимыми смысловыми оттенками на русском языке. И сразу становится ясно, что это в принципе невозможно. По-русски, если знать язык чуть лучше уровня средней школы советского периода, можно высказать любую мысль, и звучать она будет неизменно легко, изящно и непринужденно. Не существует ничего, что было бы неподвластно его грамматическим структурам и словарному запасу.

Иногда можно услышать механические сравнения вроде того, что в русском языке — примерно 150 000 слов, а в английском — 400 000. На основании этого делается вывод, что «русскому неплохо бы расширить словарный запас». При этом авторы почему-то забывают, что в русском не было и нет тех ограничений, которые есть в английском: неизменный порядок слов в предложении (от их перестановки полностью меняется смысл сказанного), практическое отсутствие падежей, артикли и др. К тому же, следует ответственно сказать, что утверждение о 150 000 слов — это все равно, что сравнивать истинное богатство языка со словарным запасом Эллочки-людоедки. Если кто-то намеренно «сузил» «примерное количество слов» в русском языке до обозначенной величины, или когда кто-то обладает соответствующими ему знаниями, это вовсе не значит, что в русском языке именно столько слов, сколько знают (или утверждают об этом) некоторые современные официальные филологи.

Нисколько не умаляя достоинств английского языка, заметим, что при таких грамматических ограничениях англичанам поневоле приходится иметь расширенный словарный запас, чтобы выражать необходимые смысловые оттенки. В русском же языке нет ничего подобного. Слова в нем можно «вертеть» как угодно, и всякий раз результат будет замечательным. Несмотря на фактически неисчислимое богатство словарного запаса русского языка, гибкость его позволяет обходиться меньшим количеством слов, нисколько от этого не страдая. Это его качество было замечено еще во времена Державина и Ломоносова.

«Языка нашего небесна красота не будет никогда попрана от скота», — заметил как-то Михаил Васильевич Ломоносов в рифму. А в прозе уточнил: «Карл V, римский император, говаривал, что испанским языком прилично говорить с Богом, французским — с друзьями, немецким — с неприятелем, итальянским — с женским полом. Но если бы он русский знал язык, то, конечно, к тому бы добавил, что им со всеми говорить пристойно, так как нашел бы в нем и великолепие испанского, и живость французского, и крепость немецкого, и нежность итальянского, и богатство, и сильную изобразительность латинского и греческого языка».

«Как материал словесности, язык славяно-русский имеет неоспоримое превосходство перед всеми европейскими», — говорил Александр Сергеевич Пушкин, которого принято считать одним из основных создателей современного русского литературного языка. В то же время, сообразно со словами Гоголя, он отмечал: «Прекрасный наш язык под пером писателей неученых и неискусных быстро клонится к падению. Слова искажаются. Грамматика колеблется. Орфография, сия геральдика языка, изменяется по произволу всех и каждого».

Русские писатели всегда выступали за бережное отношение к слову. «Нравственность человека видна в его отношении к слову»,- говорил Лев Толстой. И добавлял: «Обращаться с языком кое-как — значит, и мыслить кое-как: приблизительно, неточно, неверно». А вот другое высказывание Льва Николаевича: «Как ни говори, а родной язык всегда останется родным. Когда хочешь говорить по душе, ни одного французского слова в голову нейдет, а ежели хочешь блеснуть, тогда другое дело».

«Русский язык неисчерпаемо богат, и все обогащается с поражающей быстротой», — говорил Максим Горький. Эти слова классика лишний раз свидетельствуют об исключительной жизнеспособности нашего языка.

«Величайшее богатство народа — его язык! Тысячелетиями накапливаются и вечно живут в слове несметные сокровища человеческой мысли и опыта», — сказал лауреат Нобелевской премии по литературе Михаил Шолохов.

Читайте также: