Дядя Ваня

Иван-Матросов

«Здравствуй, дядя Ваня!», — почти шепотом говорю я, всматриваясь в красивое, с тонкими чертами, лицо. Он молчит, и только умудренная жизненным опытом береза, возвышающаяся рядом, тихо шелестит резными листьями. А дядя Ваня уже никогда не поздоровается со мной, потому что «не слыхать его» с осени 1972 года, когда нашел он вечный приют на деревенском кладбище под Рязанью. Скромный памятник украшает пятиконечная красная звезда — символ воинской доблести. Он и был воином…

В 1941 году ушел дядя Ваня на фронт, а вернулся в 1947-м, весь израненный пулями, осколками мин и снарядов, проколотый фашистскими штыками. Нам жутко было смотреть на его тело, все в шрамах, когда он умывался по утрам на лужайке перед домом, а мы лили ему из ведра холоднющую колодезную воду. Тогда на наши вопросы, откуда у него шрамы, дядя Ваня скупо отвечал: «Это в штыковой атаке… Это мина разорвалась рядом… Это пули…»

По ночам дядя Ваня кашлял, надрывно и беспрестанно. Бабушка выходила на крыльцо и тихо плакала. Теперь только понимаю, каковы были ее душевные страдания: один из сыновей погиб в феврале 1945 года при освобождении Польши, а вернувшийся — искалеченный проклятой войной, и она ничем не может помочь своей кровинушке. Мы слышали потом из разговоров взрослых, что у дяди Вани практически нет легких: ранение сделало свое отвратительное дело. Для дыхания осталась только 1/4 часть. Несколько раз в год усилиями врачей военного госпиталя ему производили болезненную процедуру — подкачивали в легкое воздух.

Нам, детворе, очень хотелось послушать рассказы о войне. Мы робко просили боевого офицера что-нибудь нам поведать, но… Рассказ обрывался, практически не начавшись: дядя Ваня порывисто вставал, брал гармонику, садился под ясень и часами наигрывал мелодию «Осенний сон». Мы сидели тише воды, ниже травы, слушали мелодию и видели, как по щекам солдата текли неудержимым потоком слезы. Лишь только один раз поведал дядя Ваня нам страшную историю…

После освобождения от гитлеровцев одного из населенных пунктов солдаты очень хотели пить. К счастью, в селе было много колодцев, и бойцы кинулись к ним, чтобы утолить жар боя. Но ведра почему-то не опускались на глубину, и тогда солдаты увидели, что колодцы забиты трупами детей: с немецкой педантичностью рассортировали нелюди детей по возрасту, расстреляли и бросили в колодцы.

Как рукой сняло жажду, и бойцы в праведном гневе гнали фашистскую нечисть еще 18 километров, практически без передышки. Это был первый и последний рассказ дяди Вани. Мы даже обижались на него: неужели так трудно рассказать, что происходило за 5 лет его фронтового пути? Невдомек тогда нам было малолетним, что не в силах был дядя Ваня вновь переживать эти ужасы.

И вот его не стало: измученный вечной болью, он лег в госпиталь, а через два дня скончался там. Медсестра сказала, что не мучился, ушел очень тихо… Похоронили его рядом с матерью, нашей любимой бабушкой Грушей, которая умерла за 4 года до кончины сына.

Кто сказал, что время лечит? Неправда, оно только притупляет боль, а память иногда так бередит душу, что нет тебе покоя ни днем, ни ночью. Так случилось у нас с дядей Ваней. Мы уже сами стали взрослыми, выросли наши дети, подрастают внуки и правнуки, а сердце ноет от того, что так и не узнали многого о дяде Ване: на каких фронтах воевал, где и как получил ранения, имел ли боевые награды? Сохранилась его фотография, где на военном кителе три больших звезды. Но какие подвиги оценила Родина?

Все эти годы, стоя над могилой дяди Вани, мысленно упрекала себя за то, что так ничего не узнала о его фронтовой жизни. Постоянно мучила совесть, жгла память, один и тот же вопрос сверлил голову: что я расскажу своим детям и внукам о дяде Ване? Ах, как хотелось все вернуть назад, вновь сесть рядом с ним и выспросить все до мелочей. Но…

Помог интернет. Однажды, занимаясь поисками захоронений советских солдат, наткнулась на сайт «Подвиг народа» и решила в поисковик ввести данные дяди Вани. И какая удача! Оказывается, дядя Ваня награжден тремя орденами Красного Знамени!

Дальше — больше; стала открывать наградные листы, и в пожелтевших приказах, сводках, анкетах для меня открылся мой дядя Ваня-солдат. За четыре года военная судьба носила его по многим фронтам: Калининский, Карело-Финский, Северо-Западный, 2-й Прибалтийский, Ленинградский. В ноябре 1941 года он был призван в ряды армии. Дальше — учебка, фронт. В 1942-м вступил в Комсомол. Четыре тяжелых ранения: 25 октября 1942 года — в районе деревни Лужки Калининской области, 14 июня 1944-го — в районе города Выборг, 29 сентября 1944 года — у села Русино Латвийской ССР, 24 марта 1945-го — в районе хутора Дзинтари Латвийской ССР. Легкие ранения не считали, о них упомянуто в донесениях о том, как воевал Матросов Иван Дмитриевич.

Вот одно из них: «Тов. Матросов, командуя взводом, своим героическим примером и умением командовать в бою проявил смелость и отвагу. Так 24.09.44 г. в районе местечка ВАНКИ Латвийской ССР умело организовал бой и истребил до 10 немцев, кроме того, тов. Матросов имеет легкое ранение, но уйти с поля боя отказался и до сих пор находится в строю. За личное мужество, храбрость, доблесть и воинское умение в командовании стрелковым подразделением в наступательном бою тов. Матросов достоин награждения Правительственной наградой — орденом «Красная Звезда». Об этом читаю в приказе по 48 стрелковой Ропщинской дивизии имени М.И.Калинина за №0171-Н от 20 октября 1944 года.

Латвийская земля щедро полита кровью дяди Вани, о чем свидетельствует следующий документ: «24 марта 1945 года в районе хутора Дзинтари Либавского уезда Латвийской ССР, управляя ротой по отражению ряда вражеских контратак, действовал решительно, проявляя при этом мужество и личную отвагу. Во время одной из контратак противника тов. Матросов был ранен, превозмогая боль, продолжал управлять ротой и только после успешного отражения вражеской контратаки эвакуировался на излечение».

Я с гордостью узнала, что дядя Ваня воевал с февраля 1945 года в легендарной 8-й Гвардии стрелковой Краснознаменной ордена Суворова дивизии имени Героя Советского Союза генерал-майора И.В.Панфилова. Командовал 6-й ротой в составе 30-го гвардейского полка в звании гвардии старшего лейтенанта.

18 февраля 1945 года приказом по дивизии за воинские подвиги и личное мужество Иван Матросов был награжден вторым орденом Красной Звезды, а 1 мая того же года приказом №049/н старший лейтенант Матросов удостоен третьего ордена Красной Звезды. Характеристики самые замечательные.

Читаю документы, а в горле стоит ком, и слезы застилают глаза: знать бы об этом тогда, в далеком детстве! Но жизнь вспять не поворотить и горечи не меньше.

Отрадно одно: рядом со мной сидит моя внучка, слушает голос войны и ближе становится ей дядя Ваня, которого она видит на портрете, молодого, красивого, с густой копной черных, как смоль, волос. Теперь она знает о его подвигах, наградах, хотя не это было для него главным, когда он в рукопашной схватке бросался на ненавистного врага. Шел он в бой святой и правый «не ради славы, а ради жизни на земле». Подрастают его потомки, а, значит, не оборвется ниточка памяти.

 Вера-Александровна-Жижко

Вера Жижко, Кировоградская область

На фото:
Иван Матросов;
Вера Александровна Жижко ведёт встречу, посвященную Дню славянской письменности и культуры

Читайте также: