Станция «Зачистка Языков». Следующая станция «Раскол Украины и Международная Изоляция»?

План-оптимизации

Начало 25.09.2017

Напомним, что 5 сентября 2017 г. в Украине таки стартовала долгожданная реформа образования. В первый пленарный день новой сессии Верховная Рада приняла во втором чтении Закон «Об образовании» (№3491-д). Документ этот является более чем противоречивым во многих вопросах.

Но наибольший резонанс, как и следовало ожидать, вызвали нормы закона, касающиеся языка обучения.

* * *

Еще раз повторим, что налицо очередная попытка, если так можно выразиться, «окончательного решения русского вопроса в Украине». Стреляли по русскому языку, а попали по другим национальностям многонациональной Украины и напоролись на международный скандал, усугубленный скандалом внутренним.

На эту тему хорошо высказался политолог Павел Рудяков: «Я не припоминаю, чтобы за 26 лет независимости на какие-то наши действия была такая резкая реакция, как у Венгрии. … Для нас это очень серьезный не только репутационный удар. С законом об образовании мы попали в очень глупую ситуацию. Понятно, что закон направлен против русского языка и русских, но он зацепил и национальные меньшинства, в частности венгерское, румынское, польское».

Резко переформатировать закон о языках хоть бы даже имени Кивалова и Колесниченко нынешняя власть боится, понимая, что это чревато взрывом. Брать на себя ответственность за такие изменения никто не хочет. Собственно, авторы подобных начинаний просто боятся брать на себя ответственность.

Поэтому решили зайти, как говаривал сатирик Аркадий Райкин, «через заднее крыльцо», то есть через образование, окончательно упразднив обучение на других языках. Повторим, что определенная доля рацио в этом есть, но есть и конституционная декларация, дающая право выбирать язык обучения. Очевидно, что изменить нормы Конституции, да еще такие контраверсийные, — это и вовсе нереально.

Давить через образование проще. Учителя и вообще система образования — это контингент подневольный и преимущественно боязливый. Родители тоже в массе готовы «скакать на цырлах», лишь бы только у их чад не было проблем в школе, особенно перед тестами и поступлением в вузы. Тех, кто может в полный рост встать и послать по известному адресу всех — от президента до начальника районо, на первый взгляд, не так много. Но так только кажется, особенно в условиях нынешнего катастрофического ухудшения социально-экономической ситуации, когда массовое недовольство резко возрастает и его всплеск может быть спровоцирован чем угодно. А там и до очередного сепаратизма рукой подать.

Особенно если власть и разного рода «активисты» будут с тупым упорством насаждать украинизацию. Предыдущая попытка насильственной украинизации в школе имела место при Ющенко, но тогда, по анонимным свидетельствам учителей, делалось как-то нехотя и воспринималось несерьезно. Сейчас же страсти нагнетаются не по-детски! Педагога, который во время урока перешел на русский даже самопроизвольно, могут заснять на видео, а затем подвергнуть травле как со стороны начальства, так и со стороны разного рода оголтелых «патриотов», коих в последнее время развелось, как грязи. И куда потом податься лишившемуся работы учителю, особенно в небольшом населенном пункте?!

В СМИ циркулирует информация о «передовом опыте» Латвии, где, согласно последним инициативам местных депутатов, для частных лиц, которые заговорят по-русски в общественном месте, могут ввести штраф чуть ли не до 700 евро. Для юридических лиц наказание планируют довести до 10000 евро. А государственные служащие, уличенные в разговорах на русском на рабочем месте, могут быть уволены. Это у них типа демократия такая!

Но дело в том, что «Украина не Латвия». В Украине этот номер уже не пройдет. Здесь это чревато сепаратизмом и войной. Тем более что война у нас уже есть и сепаратизма хватает…

* * *

И все же в чем смысл подобного ползучего «решения русского вопроса» в Украине и почему именно сейчас? Это давняя мечта отечественных национал-патриотов. Также это похоже на предвыборную стратегию правящих сейчас Блока Порошенко, «Народного фронта» и самого Порошенко… Нагнетая языковую ситуацию, они пытаются завоевать патриотический электорат и отбить его у радикальных элементов.

Последняя перепись населения в Украине проводилась в теперь уже далеком 2001 г. Тогда украинский язык называли родным 67,53% населения, а русский — 29,59% (по официальным данным — Редакция «Ментор»). Вообще, к результатам подобного рода соцопросов — а перепись в определенном смысле является опросом — следует относиться довольно скептически, поскольку массовый индивид чаще всего говорит то же, что и все, что принято говорить, а не правду. О психологических механизмах этого в свое время интересно писал гениальный Эрих Фромм, проводивший опросы в предгитлеровской Германии, работая в знаменитом Франкфуртском институте социальных исследований вместе с Адорно, Маркузе, Хоркхаймером и другими, но в подробности вдаваться не будем.

Все это к тому, что даже те, кто называют родным украинский, часто говорят по-русски. И реальная языковая ситуация — навскидку, конечно! — представляет собой «fifty-fifty» между русским и украинским языками. В Украине отродясь было нормой, когда один говорит по-русски, другой отвечает по-украински, и так они вполне мирно и уважительно общаются, как минимум, пока разного рода оголтелый элемент не начинает подогревать ситуацию и доводить ее до психоза.

Но будем исходить из цифры в 30% русскоязычных. В 2001 г. это было более 15 млн человек. Едва ли такое количество можно считать «национальным меньшинством».

Теперь, после «отпадения» Крыма и неконтролируемых территорий Донбасса, количество тех, кто родным считает русский, теоретически должно сильно уменьшиться. К тому же за эти годы из-за депопуляции численность населения также сократилась. Опять-таки, навскидку языковая ситуация в реальности так и осталась «50 на 50», пусть даже и с креном в сторону украинского. Даже нынешняя власть застенчиво признает, что количество русскоязычных все равно составляет около 10 млн человек. Очевидно, что это количество никак не вписывается в понятие «нацменшинства»!

Если до 2014 года вопрос о чем-то русском в Украине был хотя бы дискутабельным, то теперь любой, кто высказывается в поддержку русского языка и культуры, подвергается обвинениям в пособничестве агрессору…

Говорить по-русски в Украине- это совершенно не значит быть сторонником «русского мира», Москвы, Кремля и так далее. Более того, это даже не значит быть приверженцем «русскости» в ее «кондовом» понимании, поскольку лучшие достижения русской культуры и русской идеи являются универсальными и скорее космополитичными. Почитайте Бердяева, Ефремова или Стругацких, чтобы понять, о чем речь идет. Конечно, если хватит мозгов, чтобы понять…

* * *

Повторим то, о чем приходилось уже не раз говорить.

Русский язык и культура являются неотъемлемой частью культурного пространства Украины, взаимно дополняя друг друга с украинскими языком и культурой. Вопреки мифам, который хуторян-патриоты с тупым упорством пытаются формализовать в своих кострубатых «законах», русский язык отнюдь не является «языком национального меньшинства».

Вообще же, попытки выжить русский язык и русскоязычную культуру из Украины являются ярчайшим проявлением хуторянской дурости и невежества.

Русский язык — это не язык национального меньшинства в Украине, как пытаются представить. И все эти Европейские хартии языков нацменьшинств по отношению к русскому языку у нас не применимы, как и многое из того, что тянут с Запада. Русский язык в Украине — это не шведский в Финляндии, на котором говорят примерно 4% населения, но он, кстати, имеет равные права с финским. Это не полностью франкоязычный Квебек в Канаде, представляющий замкнутый анклав, в котором местное население говорит по-французски и чихать хотело на всякие там квоты, законы и хартии. Потому что язык — это, выражаясь в терминах Карла Юнга, коренящийся в глубинах бессознательного архетип, то есть аффективно нагруженное содержание массовой психики, а потому манипуляции в этой сфере являются не просто опасными, но бессмысленными.

Украина — это даже не федеральная Швейцария, где объединены несколько кантонов с разными народами и языками, объявленными равноправными, вплоть до экзотического ретороманского.

Если уж искать аналогии, то лучшим сравнением может служить страна-«билингва» Бельгия, в которой французский и фламандский языки являются совершенно равноправными. Впрочем, Бельгия является даже «трилингвой», поскольку определенный процент говорит на немецком, который тоже имеет статус официального языка, но в подробности вдаваться не будем. Как нельзя французский считать в Бельгии языком национального меньшинства, так в Украине нельзя считать таковым русский. Точно так же нельзя французский в Бельгии считать иностранным по той причине, что на нем говорят в соседней Франции. Эркюль Пуаро, если предположить, что таковой существовал реально, а не только в воображении Агаты Кристи, говорил по-французски, точнее, на бельгийском варианте французского, но французом не был, не ощущал себя таковым и выражал крайнее недовольство, когда его называли французом, всячески подчеркивая, что он — именно бельгиец. Французскую и фламандскую части Бельгии невозможно разделить, хотя они существенно отличаются друг от друга, а между франкофонами и, если так можно выразиться, фландрофонами там существуют перманентные и очень серьезные «терки», и постоянно ходят разговоры о возможном разводе. Но если их разделить или придать одному из этих языков приоритет, то это уже будет не Бельгия. Да и разделить их вряд ли получится, поскольку они составляют единое диалектически взаимосвязанное целое.

Проблемы Бельгии оставим бельгийцам, но нечто подобное можно сказать об Украине, тем более что Украина намного больше и сложнее Бельгии.

Есть еще один аспект, по нашему скромному разумению, самый главный.

Русская культура и русская словесность, в значительной мере, создавались либо в Украине, либо выходцами из Украины. (в известной нам современной исторической парадигме — Редакция «Ментор»)

Самый, пожалуй, знаменитый русский философ Николай Бердяев — киевлянин! Правда, у него в крови не было ничего «исконно русского», но это отдельный вопрос. Доживая последние дни в Кламаре под Парижем и ностальгируя о родине, Бердяев вспоминал не Белокаменную, а склоны над Днепром в Киеве! Классики русско-советской литературы Константин Паустовский, Михаил Булгаков и Виктор Некрасов — киевляне. Братья Аркадий и Борис Стругацкие хоть и родились не в Украине, но обе ветви родословной — из Украины, и это очень чувствуется в их творчестве. Русский классик Чехов называл себя «хитрым хохлом». О Гоголе и говорить нечего. У Достоевского и Чайковского есть, в том числе, и украинские корни. Почти вся советская ракетная плеяда — Королев, Глушко, Челомей, Янгель, Лозино-Лозинский были или украинцами, или имели корни в Украине. Создатель «лунной трассы» Юрий Кондратюк, он же Александр Шаргей, — из Украины.

Неужели права на все это и многое другое отдать «москалям» только потому, что иные оголтелые хуторян-патриоты во власти и в так называемом гражданском обществе своими мозгами просто не в состоянии постичь всю глубину и величие наследия?!

Но на языке продолжают делать грязную политику, а высосанной из пальца языковой проблемой — покрывать подлость и грабеж страны.

Все это заставляет вспомнить старый афоризм: «Патриотизм — последнее прибежище негодяя». На языке оригинала: «Patriotism is the last refuge of a scoundrel». Автором этого изречения называют Сэмюэла Джонсона (Samuel Johnson, 1709-1784), английского филолога, литературоведа и поэта эпохи Просвещения. Будучи сыном мелкого торговца, Джонсон из низов пробился к вершинам учености и считался одним из наиболее образованных людей своего времени. Чего, кстати, нельзя сказать о нашей «элите», ибо она как была «жлобьем», так им и осталась, даже после обогащения на разграблении страны и занятия высших ступенек в социальной иерархии.

На языковой проблеме уже давно следовало поставить точку, признав существование двух равноправных языков, то есть украинского и русского, при уважении прав остальных языков, которые, в отличие от русского, действительно следует считать языками национальных меньшинств, каковыми являются, например, крымскотатарский, болгарский, молдавский и многие другие. И Украина от этого совершенно не перестанет быть Украиной. Но высосанный из пальца вопрос поднимается вновь и вновь.

Более того, среди бойцов, воевавших под Иловайском или в Донецком аэропорту, было очень много русскоязычных. Многие из них погибли или остались калеками на всю жизнь, их семьи — никому не нужными. А в это время разного рода «патриоты» в глубоком тылу делают грязную политику на языке, фактически на расколе страны.

* * *

Зачистка-языков

По известным причинам, в современной Украине все, что связано с Россией, теперь вызывает раздражение. Повсеместно все громче и все чаще звучат призывы едва ли не запретить русский язык, а заодно отказаться от культуры «государства-агрессора». Языковые нормы закона об образовании являются ярчайшим тому свидетельством.

В войне с «государством-агрессором» нынешняя власть никакими победами похвастать не может, если не считать позорного Минского договора, все более смахивающего на «акт о капитуляции», причем из шкурных интересов представителей «элиты». Поэтому решили побороться с русским языком…

Напрашивается закономерный вопрос: почему проблема избавления от русского языка в СМИ и замещения его украинским языком возникает вновь и вновь?

Мнения на сей счет могут быть разными, но первое, что приходит на ум, это отвлечение внимания граждан от вопиющих проблем, которые нарастают, как снежный ком. Взять хотя бы ту же войну, которую стыдливо называют АТО. Победоносного окончания войны, обещанного Порошенко, нет и не предвидится. Мира, который Порошенко при восшествии на престол обещал чуть ли не в течение нескольких месяцев, тоже не предвидится. Солдаты и гражданские погибают и калечатся. Огромные средства тратятся на войну, из них значительная часть разворовывается, и уже сформировался целый социальный пласт, который обогащается за счет войны. Мирные переговоры зашли в тупик. А русский язык на фоне, мягко говоря, не слишком успешной войны является идеальной мишенью, ударами по которой можно скрывать предательство, воровство, наживу на войне, разграбление страны.

Отсюда проистекает еще одна причина совершенно неадекватной эскалации языкового вопроса. Это — обостряющиеся социально-экономические проблемы, грозящие непредсказуемыми последствиями. В их числе — обнищание подавляющего большинства народонаселения на фоне узкого слоя жирующих «хозяев жизни», галопирующие цены, катастрофические коммунальные тарифы. Да, собственно, достаточно одних тарифов, которые правительство Гройсмана взвинтило до инфернальной величины весной 2016 г., и теперь вся Украина тонет в коммунальных долгах.

В любом случае вбрасывание в общество высосанной из пальца языковой проблемы ведет к дальнейшему расколу.

Да и ссоры с соседними государствами Украине совершенно ни к чему. А то уже поговаривают, что после принятия в Украине закона об образовании с указанными языковыми нормами количество желающих отменить или существенно ослабить санкции против Москвы стало резко возрастать…

Александр Карпец, https://fraza.ua

Опубликовано с сокращениями

Читайте также: