Как отучают мыслить

Зомбоящик-отучает-мыслить

«Сила правительства держится на невежестве народа, и оно знает это, и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это». Лев Николаевич Толстой

Одним из фронтов противостояния в нашей стране давно стала школа, где воспроизводится генетическая матрица культуры, да и генетический аппарат всего населения. Школа всегда — и в былые времена, и вплоть до дней самостийности, была важнейшим механизмом передачи поколениям того главного, что накопила культура народа, — его представлений о мире и человеке, добре и зле, нравственности и аморальности, а также навыков познания, мышления, созидательного труда. Все это составляет мировоззренческую матрицу, на которой люди собираются в народ. Разрушь эту матрицу (по чьей-то команде, или по незнанию, глупости) — и народ рассыпается, как куча песка под ударами ветра…

Издавна считалось, что школа — один из самых консервативных институтов общества. Для народа и его культуры, как и для любого организма, защита его генетического аппарата — одно из главных условий продолжения рода. Но учителей втянули в политику, реформы, увлекли «цивилизованными ценностями». Реформа школы стала составной частью глобализации, смысл которой — перестройка мира, разделение народов и культур, уничтожение «национальных» государств, приспособление каждого украинца или русского, или представителя любого другого этноса к интересам пресловутого Запада при попутном ослаблении и последующем демонтаже всех незападных культур. При этом тем же «коллективным Западом» игнорируется проблема сохранения генотипа и культурного кода своих же народов.

И вот с конца ХХ века в нашей стране появились многочисленные западные (особенно- американские) консультанты и профессора, вещающие о «мультикультурализме», нетрадиционной сексуальной ориентации, ювенальной юстиции, толерантности, идее «бесконечных различий и своеобразий». И во всех наших краях, и в столицах государственных новообразований, возникших на руинах СССР, консультанты-пеленочники были встречены с распростертыми объятиями, заговорили о непреодолимых границах не только между людьми в разных странах, но и в одной культуре, напрочь забывая при этом социальную составляющую. Некоторые же английские ученые считают вредным сам принцип «ликбеза», т.е. принцип передачи населению элементарных основ грамотности, другими словами — наделение масс людей навыками чтения, письма, четырьмя действиями арифметики. Они поддерживают высказанную американцами гипотезу, что «болезнь неграмотности» — дислексия — передается генетически и по меньшей мере 10% населения любой страны имеют к ней предрасположенность. Но самое главное «просветление» от американцев состоит в том, что учить и учиться с книгой в руках способны всего 10% представителей рода людского. Все остальные, то есть абсолютное большинство, оказывается, таковыми не являются — им знакомство со знаниями (особенно — с глубокими) противопоказано. А для этого американские профессора рекомендуют освободить детей от перегрузок в школе, которая «душит малышей обилием букв и знаков». При этом предлагают: «1» является зачетной оценкой для перевода в следующий класс по 12-бальной системе. Правда, американцы, вместе с англичанами, намекают, что генетическая предрасположенность к неграмотности существует только у бедных, бесправных и маргиналов…

Объявляя дислексию генетически предопределённой, а следовательно — непреодолимой, как форма носа или цвет волос, местные «умники» соглашаются с и без того трагическим расслоением общества на плебеев и «высшую касту». Превращая неграмотность в «норму жизни» они культивируют булгаковского Шарикова, забывая ответить на вопрос: а не страшно ли будет жить в обществе шариковых, бестолково тыкающих пальцами в компьютер или нажимая на спусковой крючок? — Ведь разобраться в знаниях о правах и обязанностях собственных и своих соотечественников они уже не смогут по причине запланированного отсутствия знаний; а многие, наверняка, не способны будут о них даже прочитать…

Сегодня многие школьники, как и их родители, обречены на то, чтобы проводить время у «зомбоящика» — телевизора или у экранов компьютерных мониторов и прочих «гаджетов». А уж малоимущие, при книжной дороговизне, тем более обречены на то, чтобы не читать. А на Украине и учителя книг не покупают и не читают, почему, как оказалось, не могут назвать лауреатов Шевченковской премии по литературе за годы украинской независимости. В десятки раз уменьшилось количество библиотек и книжных магазинов. У книг уже почти два десятка лет есть конкурент — компьютер. Школы отказываются от детских книг и просят для своих учащихся компьютеры. Выходит, тем же учителям плевать, что необходимость считывать тексты с экрана компьютера порождает у детей патологию самого характера чтения. Оно становится поверхностным, спешным, мозаичным, неглубоким. Дети скользят глазами по текстам, не понимая зачастую их смысла. Они перестали в них вчитываться, а значит думать. Наряду с алкоголизмом и наркоманией появилась зависимость от компьютера и Интернета. Отберите у современного молодого человека его смартфон или ноутбук, он будет тут же дезорганизован. Джордж Оруэлл писал: «Приходилось жить — и ты жил, по привычке, которая превратилась в инстинкт, с сознанием того, что каждое твое слово подслушивают и каждое твое движение, пока не погас свет, наблюдают»…

Книга способствует ребенку, человеку в адаптации к реалиям жизни, подчас суровым и страшным, полным сомнений, страданий и лжи. А если не книга, у которой целенаправленно отбирают её воспитательное значение, подготовит ребенка к жизни, то кто? Родители, передавая детей в детские дошкольные и школьные учреждения, в основной массе заняты зарабатыванием грошей на выживание. А учительство, озабоченное теми же проблемами, что и родители, по сути давно отказалось от воспитания своих подопечных, заменив его и само научение процессом начитки лекций. В результате молодое существо, выходя в большую жизнь, оказывается «воспитанным» на рекламе из зомбоящика (на рекламе пива, унисекса, жестокости, потребительства и т.п.) и может и не адаптироваться к ней, что зачастую и происходит. И тогда молодых людей, а всё чаще и детей, поджидают стрессы, отсутствие «социальных лифтов», реальних возможностей обустроить себе достойную жизнь, как следствие — разочарование жизнью, депрессия, озлобление, алкоголизм, наркотики… Молодежь, повзрослевшая без книги, значительно более эгоистична, чаще ценит комфорт превыше всего и вовсе не намерена совершать подвиги самопожертвования ради ближних, общества, государства; Отечество способна «любить» только за деньги. Иначе говоря, «массовая культура» от американских профессоров-пеленочников произвела «массовых потребителей», похожих друг на друга клонов, скачущих в бесконечной погоне за «радостями жизни», каковы им были навязаны пришлыми «учителями».

Ни один министр образования в нашей стране не осмелился заявить: школа и компьютер несовместимы. Но это сделала верхушка англосаксонской элиты и, например, высший персонал таких компаний как Google, Apple, Yahoo и др., отправившие своих детей в школы без компьютеров. Выглядят такие школы старомодно — доски с мелками, книжные полки с энциклопедиями и классикой, деревянные парты с тетрадями и карандашами. И ни одного компьютера. Они запрещены в классах и не поощряются дома. Яйцеголовые в США считают, что компьютеры подавляют творческое мышление, подвижность, внимательность. Они обучают своих детей через чтение книг; о компьютерной грамотности говорят: «это суперлегко; это примерно так же, как научиться чистить зубы». У нас же с начала девяностых годов проводится политика компьютеризации, отбивающая у детей доверие к книге и охоту читать… Прав был Антуан де Сент-Экзюпери, подмечая: «Люди стремятся научиться чему угодно, только не умению мыслить».

Дислексия власти порождает не только болезнь неграмотности общества, убивая генетический аппарат и культурный код народа, но и возводит, дабы угодить «пеленочникам», руину в «державе». А родители и педагоги «общедоступной системы образования», зазомбированые телеящиками, погрузившись в невежество, лишают будущего своих детей в их же и своём собственном Отечестве…

 

Николай Яременко

Читайте также: