Правовые нюансы применения содержания лица под стражей, как меры пресечения

Содержание-под-стражей

В своем решении от 9 октября 2014 г. по делу «Чанев против Украины» Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) сделал вывод о том, что новая редакция Уголовно-процессуального кодекса Украины (далее — УПК) не дает полного и точного ответа на вопросы, связанные с содержанием лица под стражей.

В решении суда указывается, что действующее уголовное процессуальное законодательство (ст.331 УПК) относит к правам и полномочиям суда решение вопросов о продлении содержания обвиняемого под стражей в течение двух месяцев со дня поступления в суд обвинительного акта. Это решение может быть принято судом, даже если уже истек срок действия предыдущего определения о содержании под стражей, постановленного следственным судьей во время досудебного расследования.

Необходимо отметить, что в судебной практике не допускается содержание под стражей подозреваемого, обвиняемого без соответствующего судебного решения. Также вопрос продления меры пресечения в виде содержания под стражей во время судебного рассмотрения дела в новом УПК достаточно урегулирован и положения ч.3 ст.331 УПК не применяются при осуществлении подготовительного производства.

Если более подробно изучить результаты и правовые выводы, которые были указаны в письме ВССУ от 30 декабря 2016 г. №9-3167/0/4-16 «Относительно принятия мер общего характера, обусловленных нарушением ст.5 Конвенции о защите прав человека и основополагающих свобод (далее — Конвенция), установленных в решении ЕСПЧ от 9 октября 2014 г. по делу «Чанев против Украины», можно выделить отдельно позицию о том, что для недопущения нарушения права на свободу и личную неприкосновенность во время проведения подготовительного судебного заседания судами не должны применяться положения ч.3 ст.331 УПК.

Надо сказать, что на случаи невыполнения процессуальных обязанностей участниками уголовного производства для соблюдения разумных сроков рассмотрения уголовных производств, в которых относительно обвиняемого применена мера пресечения в виде содержания под стражей, суд обязан реагировать в порядке, определенном ст.139 и ст.140 УПК. Также, суд в каждом отдельном случае должен проверять и контролировать соблюдение порядка вызова участника уголовного производства путем проверки наличия подтверждения получения им повестки о вызове или ознакомления с ее содержанием другим путем. Суду обязательно необходимо выяснять вопрос о наличии сведений и установить причины неявки сторон на судебное заседание, так как при неявке без уважительных причин или не уведомлении о причинах своего неприбытия, суд обязан наложить на участника уголовного судопроизводства денежное взыскание.

Отсутствием полномочий у суда принять решение об осуществлении производства, в котором за пределами здания суда (в СИЗО) находится обвиняемый, если он против этого возражает, частично объясняется незначительное использование судами в ходе судебного производства процессуального механизма дистанционного судебного производства, хотя его положения уже закреплены в законодательстве Украины.

Кроме всего прочего, согласно положениям ч.2 ст.336 УПК решение об осуществлении дистанционного судебного производства может быть принято судом по собственной инициативе. Однако суду в каждом конкретном случае, при наличии обстоятельств, предусмотренных ч.1 ст.336 УПК, необходимо постоянно выяснять мнение и желание обвиняемого о возможности осуществления дистанционного судебного производства.

Следует признавать и поощрять всеми законными способами обоснованную практику судей, которые, определяя дату очередного судебного заседания, обязательно уточняют и выясняют мнение всех сторон уголовного производства. Опытные судьи, как правило, не назначают судебные заседания в те дни, в которые явка сторон уголовного производства заведомо будет невозможной или затрудненной. Благодаря этим действиям судьи в таких делах не происходит увеличения всевозможных причин откладывания судебных заседаний, что не приводит к нарушению разумных сроков рассмотрения судебных разбирательств, в таких производствах суд будет безотлагательно реагировать на ненадлежащее исполнение процессуальных обязанностей участниками судебного производства.

Во время подготовительного судебного заседания, при применении судами положений ч.3 ст.315 УПК, а также при отсутствии соответствующих ходатайств сторон, суд имеет все полномочия поставить перед сторонами производства вопрос о рассмотрении меры пресечения, т.к. в УПК предусмотрен его ограниченный срок действия. Суд на этой стадии процесса отвечает за соблюдение разумных сроков рассмотрения дела и автоматическое продление применения меры пресечения в виде содержания под стражей будет неправильным.

Согласно требованиям ч.1 ст.197 УПК срок действия постановления следственного судьи при рассмотрении судом вопроса о содержании под стражей или продлении срока содержания под стражей не может превышать 60 дней. Судам при определении срока окончания действия положения о продолжении применения меры пресечения в виде содержания под стражей обязательно следует учитывать, что в случае вынесения решения о продолжении содержания под стражей предыдущее определение теряет свою юридическую силу. Такой подход соответствует общему принципу законности уголовного производства и должен исключать все случаи вынесения решений в определении срока содержания под стражей свыше 60 дней.

В соответствии с требованиями ч.4 ст.184 УПК, во всех случаях представления прокурором ходатайства о продлении срока содержания под стражей в отношении нескольких обвиняемых лиц, суд должен обязательно учитывать, что соответствующее ходатайство подается прокурором отдельно по каждому из них. Во всех случаях рассмотрения судами таких предоставленных прокурором ходатайств по всем обвиняемым вместе, нарушаются требования законодательства о соблюдении законности в части ограничения права на свободу в уголовном производстве и не учитываются обязательные требования ст.178 УПК. Кроме всего прочего, суд обязан в своей практике рассмотрения дел учитывать обстоятельства индивидуального характера, перечень которых предусмотрен ст.178 УПК для оценки рисков, которые могут служить вместе с основаниями, определенными ст.177 УПК, общим основанием для продления срока содержания под стражей. В таких условиях и при таких обстоятельствах суд обязательно должен рассматривать вопрос о продлении применения меры пресечения в виде содержания под стражей отдельно по каждому из обвиняемых.

Рассмотрение вопроса о целесообразности дальнейшего содержания обвиняемого под стражей должно происходить в соответствии с требованиями главы 18 УПК с обоснованием наличия рисков в уголовном производстве и необходимости дальнейшего применения меры пресечения в виде содержания под стражей. Если в решении суда отсутствует данная мотивировочная часть, то это судебное решения является нарушением как общих принципов уголовного производства, так и ст. 5 Конвенции.

В данном случае положения нормы ст.331 УПК могут только указывать на обязанность суда, при отсутствии ходатайства прокурора, инициировать рассмотрение вопроса о целесообразности дальнейшего содержания обвиняемого под стражей.

Не редки случаи, когда не всегда соблюдаются требования УПК относительно порядка содержания под стражей и судьи обосновывают свои решения тем, что еще не допрошены все свидетели, но по каким-то причинам не применяют определенных в УПК механизмов для обеспечения прибытия такой стороны в судебное заседание. Бывают случаи, когда суды применяли принудительный привод несколько раз, но при этом не накладывали денежного взыскания на свидетелей за невыполнение ими своих процессуальных обязанностей. Надо сказать, что такая практика не соответствует требованиям ст.6 Конвенции, практике ЕСПЧ и свидетельствует о невыполнении судом возложенных на него ст.28 УПК обязанностей. Исходя из выше сказанного, для поддержания разумных сроков рассмотрения судебного производства, когда обвиняемые содержатся под стражей, суд обязан обязательно руководствоваться положениями глав 11, 12 УПК по применению принудительного привода свидетелей и наложения на них денежного взыскания.

Напомним, решения об избрании, продлении, изменении или отмене меры пресечения в виде содержания под стражей в судебном производстве не подлежат обжалованию в апелляционном порядке. Поэтому, для соблюдения законодательства Украины в части реализации права на обеспечение периодического контроля за законностью применения меры пресечения в виде содержания под стражей, постоянно, в порядке ст.331 УПК, осуществляется периодический судебный контроль, который обеспечивает соблюдение прав обвиняемого по ст.5 Конвенции в судебном производстве.

В целях обеспечения выполнения окончательного судебного решения суд вправе применить меру пресечения в виде содержания под стражей. Также суд вправе применить эту меру пресечения в отношении обвиняемого при принятии обвинительного приговора и до вступления этого приговора в законную силу. Установление в УПК порядка обеспечения контроля за целесообразностью и обоснованностью применения меры пресечения в виде содержания под стражей в ходе судебного производства обусловлено необходимостью предоставления суду процессуальных механизмов для оперативного решения производства и запрета произвольного ограничения права человека на свободу путем применения меры пресечения в виде содержания под стражей без определения срока его применения.

Нельзя не сказать, что суд апелляционной инстанции имеет полномочия по пересмотру целесообразности дальнейшего применения меры пресечения в виде содержания под стражей, если вопрос о целесообразности и обоснованности содержания осужденного под стражей возникает на стадии апелляционного обжалования и апелляционного производства.

При осуществлении судебного производства в судах первой инстанции может применяться периодический судебный контроль за целесообразностью применения меры пресечения, а также устанавливаться конкретный срок ее применения. Если же по результатам апелляционного производства суд апелляционной инстанции отменяет приговор, назначая рассмотрение дела, то он должен решить вопрос о дальнейшем применении меры пресечения для направления материалов в суд первой инстанции.

Нельзя не напомнить, что вред, причиненный физическому лицу в результате его незаконного осуждения, незаконых привлечения к уголовной ответственности, применения меры пресечения, задержания, наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается государством в полном объеме независимо от вины должностных и служебных лиц органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, досудебное расследование, прокуратуры или суда (ч.1 ст.1176 Гражданского кодекса Украины (ГКУ). Порядок возмещения такого вреда определен ЗУ «О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органов досудебного расследования, прокуратуры и суда».

Не редки случаи, когда по неизвестным причинам лицо, являющееся стороной судебного разбирательства, совершает самооговор. В этом случае, согласно положениям ч.4 ст.1176 ГКУ, физическое лицо, которое в процессе дознания, предварительного (досудебного) следствия или судебного разбирательства путем самооговора препятствует установлению истины и этим способствует незаконному осуждению, незаконному привлечению к уголовной ответственности, незаконному применению в качестве меры пресечения содержание под стражей или подписки о невыезде, незаконного задержания, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, не имеет права на возмещение вреда. Также важно, что суд при вынесении своего решения обязательно должен учитывать причины, побудившие лицо к такому самооговору, так как в указанной статье речь идет об умышленном самооговоре. Другими словами, если лицо намеренно препятствовало установлению истины путем самооговора, самооговор был добровольным, заведомо ложным, имел своей целью помешать установлению истины в судебном деле, был зафиксирован в материалах рассматриваемого дела и этим способствовало принятию решений или осуществлению действий, являющихся основанием для возмещения вреда и предусмотренных ч.1 ст.1176 ГКУ, то это лицо в рамках действующего законодательства однозначно не получает права на возмещение вреда. Действия не могут квалифицироваться как самооговор в случае, если лицо совершило самооговор не по собственной воле, а под угрозой или в результате насилия.

Очень важно, чтобы в результате судебного разбирательства судом было установлено, что самооговор был обязательно добровольным. При этом на суд возлагается обязанность оценить четким ли было выполнение следствием своих обязанностей, возложенных на него УПК относительно всестороннего, полного и объективного расследования обстоятельств дела, так как признание обвиняемым своей вины не имеет достаточного преимущества по сравнению с другими доказательствами. Признание обвиняемого может быть положено в основу приговора только при подтверждении другими доказательствами по этому делу.

Напомним вам, что Министерство юстиции Украины своим приказом от 12 февраля 2014 г. №324/5 утвердило Порядок осуществления мер по обеспечению безопасности лиц, содержащихся в учреждениях исполнения наказаний и следственных изоляторах. Этим важным документом указано, что обеспечение безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, осужденных и взятых под стражу, осуществляется оперативными подразделениями следственных изоляторов и учреждений исполнения наказаний. Лицу осужденному, взятому под стражу, или лицу, относительно которого осуществляются или были осуществлены меры безопасности, обязательно должно сообщатся об этом письменно. Также указано, что поводом для принятия мер по обеспечению безопасности таких лиц могут быть:

— заявление участника уголовного судопроизводства, члена его семьи или близкого родственника;

— обращение руководителя соответствующего государственного органа Украины;

— получение оперативной и иной информации о наличии угрозы жизни, здоровью, жилью и имуществу указанных лиц.

Согласно статьям 8, 11, 15, 16 ЗУ «Об обеспечении безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве», безопасность обеспечивается следующими мерами: личная охрана, охрана жилища и имущества; замена документов и изменение внешности; обеспечение конфиденциальности данных о личности; закрытое судебное заседание и т.д.

Что касается полномочий администраций следственных изоляторов и учреждений исполнения наказаний, в соответствии с Порядком, то, как правило, применяются следующие меры: отдельное содержание; перевод в другое СИЗО или учреждения исполнения наказаний, в другое место со специальным режимом содержания.

Если в отношении лица принято решение о применении мер безопасности, администрация должна немедленно перевести такое лицо в безопасное место и принять меры по устранению опасности. Должностное лицо обязано принять безотлагательные меры по обеспечению личной безопасности осужденного в случае возникновения угрозы безопасности осужденного. В этом случае осужденный имеет полное право обратиться с таким заявлением к любому должностному лицу органа или учреждения исполнения наказаний.

В соответствии со ст. 55 Конституции Украины права и свободы человека и гражданина находятся под защитой судов. Каждый гражданин имеет право любыми не запрещенными способами защищать свои права и свободы от нарушений и противоправных посягательств.

Напомним, что согласно ч.1 ст.15 ГКУ каждое лицо имеет право на защиту своего гражданского права в случае его нарушения, непризнания или оспаривания, а в соответствии с ч.1 ст.3 ГПК каждое лицо имеет право в порядке, установленном законом, обратиться в суд за защитой своих нарушенных, непризнанных или оспариваемых прав, свобод или интересов. Ч.2 ст.16 ГКУ также установлены возможные способы защиты гражданских прав и интересов судами и другие способы возмещения вреда потерпевшему.

Согласно частям 1, 2, 7 ст.1176 ГКУ вред, причиненный физическому лицу в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения меры пресечения, незаконного задержания, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается государством в полном объеме независимо от вины должностных и служебных лиц органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, досудебное расследование, прокуратуры или суда. Право на возмещение вреда возникает в случаях, предусмотренных законом. Порядок его возмещения устанавливается законом.

Вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного сообщения о подозрении в совершении уголовного преступления, незаконного заключения и содержания под стражей, незаконного проведения в ходе уголовного производства обыска, выемки, незаконного наложения ареста на имущество, незаконного отстранения от работы и других процессуальных действий, ограничивающих права граждан, подлежит возмещению на основании ЗУ «О порядке возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органов досудебного расследования, прокуратуры и суда».

В соответствии с п.2 ч.1 ст.2 выше указанного ЗУ, право на возмещение вреда в размерах и в порядке, предусмотренных этим законом, возникает в случаях закрытия уголовного производства за отсутствием события уголовного преступления, отсутствием в деянии состава уголовного преступления или не установлением достаточных доказательств для доказательства виновности лица в суде и исчерпанием возможностей их получить. А согласно пунктов 1, 5 ч.1 ст.3 этого же ЗУ, в случаях незаконных осуждения, сообщения о подозрении в совершении уголовного преступления, заключения и содержания под стражей, проведения в ходе уголовного производства обыска, выемки, наложения ареста на имущество, отстранения от работы (должности) и других процессуальных действий, ограничивающих права граждан, гражданину возмещаются заработок и другие трудовые доходы, которые он потерял в результате незаконных действий, а также моральный вред.

Возмещение вреда в таких случаях осуществляется за счет средств государственного бюджета. Размер сумм, предусмотренных п.1 ч.1 ст.3 указанного закона определяется с учетом заработка, не полученного за время отстранения от работы (должности).

Размер возмещаемого вреда определяется в зависимости от того, какой орган проводил следственные (розыскные) действия, рассматривал дело, в месячный срок со дня обращения гражданина определяют соответствующие органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, досудебное расследование, прокуратура и суд, о чем выносят постановление (определение). Если уголовное производство закрыто судом при рассмотрении уголовного дела в апелляционном или кассационном порядке, указанные действия осуществляет суд, рассматривавший дело в первой инстанции. В случае несогласия с вынесенным постановлением (определением) о возмещении вреда гражданин в соответствии с положениями ГПК может обжаловать постановление в суд, а решение суда — в суд высшей инстанции в апелляционном порядке.

Следовательно, действующим законодательством четко определен порядок возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органов досудебного расследования, прокуратуры и суда, при этом установление размера денежных доходов, утраченных гражданами вследствие незаконных действий указанных органов, отнесены к компетенции этих органов, а не суда.

Согласно ст.4 ГПК осуществляя правосудие, суд защищает права, свободы и интересы физических лиц, права и интересы юридических лиц, государственные и общественные интересы способом, определенным законами Украины.

Читайте также: