Размышления об учителе

BogdanovBelsky

Перед вами — написанная в 1895 году картина Николая Петровича Богданова-Бельского «Устный счёт. В народной школе С.А.Рачинского». (Сергея Александровича).

Эпизоду из жизни школы с творческой атмосферой, царившей на уроке, которому посвятил своё произведение художник, 120 лет.

Здесь отражены черты учителя-профессионала, черты современного урока, связь традиций и новаторства. «Новое — хорошо забытое старое», говорят.

Совсем недавно отметила свой юбилей школа, в которой я училась. На юбилейном вечере мне вспомнились, как ни странно, не эпизоды школьной жизни, а первые педагогические выводы, которые я сделала в роли школьницы.

Мои ученические наблюдения помогли мне позже понять некоторые педагогические секреты нашей профессии. Кстати, сторона взаимоотношений учителя и учащихся мне запомнилась больше, чем те или иные приёмы обучения, которые учителя применяли на уроках.

Отношение учителя и результаты учения оказались важнее.

У нас были разные учителя, и все они вызывали разное к себе отношение. Некоторых из них мы по-детски любили, других боялись, а третьих уважали. Любили за индивидуальность и даже эксцентричность, веселый нрав и шутки, доброту и поблажки. Боялись мы учителей в ответ на учительскую строгость, педагогическую бескомпромиссность и угрозу наказания в виде плохой отметки. Чувство уважения к учителю было более сложным и индивидуальным. У меня всегда вызывало уважение чувство личного достоинства учителя, его уважение к самому себе и своей профессии. Но главным было уважение к ученику, когда предъявление программных требований сочеталось с пониманием ученических трудностей. Для меня это было особенно важно.

Уже тогда мне стало понятно, что уважение учащихся и их родителей к учителю всегда бывает ответом на уважение к ученику, терпение и тактичность в профессионально сложных ситуациях, и безусловное принятие любого ученика как достойной уважения личности.

Еще в свои школьные годы я почувствовала большие возможности учителя подсознательно программировать успехи и неудачи своих учащихся. Иначе как «программированием» я не могу объяснить то обстоятельство, что у одних учителей ученик отвечает успешно и уверенно, а у других — тот же самый школьник впадает в ступор. Вспоминая свои учебные неудачи, могу сказать, что при ответе на некоторых уроках у меня с самого начала была установка на низкий результат. Лишь спустя много лет я узнала о том, что такое нейролингвистическое программирование…

Это было без малого около 30 лет назад.

Сегодня Учитель (а значит, и я) рассматривает ученика не как ёмкость, которую надо заполнить, ибо «хаотичное нагромождение большого объёма знаний, рассчитанных на запоминание, накапливается, как умственный жир, не имея перспектив превратиться в умственный мускул»; не транслирует ему готовые знания для механического запоминания, а помогает добыть нужное, учит его учиться насколько можно самостоятельно, предлагает ученику выступать в качестве соавтора урока.

И сейчас с уверенностью скажу, что стараюсь быть учителем- не «урокодателем», не «тусклой личностью», не «пирожком ни с чем» (В.А.Караковский: «Дети не всегда тянутся к знаниям, но всегда тянутся к личности. Плохо, когда учитель — пирожок ни с чем».), а человеком искренним, творческим, интересным для ребёнка, притягательным: своими увлечениями, знаниями, профессионализмом, характером, обаянием; актером, режиссером, эрудированным, культурно-образованным…

А для этого надо продолжать работу с собой по развитию интеллекта, эрудиции, расширению кругозора, общей культуры и обращать пристальное внимание на суть своей профессии — на педагогику, получать удовлетворение своей деятельностью, такое, чтобы и мне и ученику хотелось встретиться и продолжить работу завтра, чтобы было то, что А.С.Макаренко назвал «завтрашней радостью».

 

Елена Викентьева

Читайте также: